Deprecated: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead in /home/u421418/574.webww.net.ru/www/_utils/mysql.php on line 5

Strict Standards: Declaration of item::getList() should be compatible with collection::getList($w = '', $after = '', $order = '', $limit = '', $selhard = '0') in /home/u421418/574.webww.net.ru/www/_utils/class.item.php on line 0

Strict Standards: Declaration of foto::addinfo() should be compatible with collection::addinfo($arr) in /home/u421418/574.webww.net.ru/www/_utils/class.foto.php on line 0

Strict Standards: Declaration of foto::deleteItem() should be compatible with collection::deleteItem($id) in /home/u421418/574.webww.net.ru/www/_utils/class.foto.php on line 0

Strict Standards: Declaration of tags::deleteItem() should be compatible with collection::deleteItem($id) in /home/u421418/574.webww.net.ru/www/_utils/class.tags.php on line 0
Ананьев Анатолий, Малый заслон-9, читать Биографии писателей



БИОГРАФИИ ПИСАТЕЛЕЙ.

Ананьев А.А., Буссенар Луи, БадигинК.С., Рони-старший, Сабатини Рафаэль


Навигация














Навигация: К началу /Читать книги /Ананьев Анатолий /Малый заслон


Ананьев Анатолий, Малый заслон-9, читать

Почти к самому пруду подступили берёзы и нависли над водой. С веток, кружась, падают листья, ветерок отгоняет их к кувшинкам и осоке. А осока волнуется и шелестит, как шёлк. За плотиной журчит вода, стекая с желобка. Ручей убегает в березняк. И так крепко пахнет осенним лесом, словно воздух настоен на бересте и грибах. Кажется, здесь никогда не было войны, ничто не нарушало эту застывшую тишину кувшинок и берёз. Тропинки заросли травой, мостки почернели и оплыли зеленью.
С огородов к пруду спускается Майя полоскать гимнастёрку командира батареи. Навстречу ей, замычав, бросился телёнок. Он сделал несколько прыжков и остановился, растопырив ноги, словно раздумывая, подходить или не подходить. Майя протянула руку, но телёнок попятился и – хвост трубой – пустился наутёк.
– Чего испугался, глупенький?..
На плотине стоит лейтенант Рубкин. Он видит Майю, слышит её голос. «Кем она доводится комбату? Все утро они так оживлённо разговаривали между собой. Друзья? С одной деревни?.. – он ухмыльнулся, вспомнив приказ капитана немедленно отправить санитарку в свою часть. – Сам то что ж не отправляешь её, а?.. Вон уж и гимнастёрку отдал стирать!..» Он спустился с плотины и подошёл к Майе.
– Стираем? – приветливо бросил Рубкин.
– Хотела выполоскать, да вот… – она указала подбородком на воду. Вода была густо покрыта лягушечьей зеленью.
– Да а, – протянул Рубкин и покачал головой. – Впрочем, её можно разогнать. Погодите, я сейчас… – он опустился на колени и стал рукой расчищать воду.
– Может, из колодца начерпаю?
– Зачем же, вот, готово!.. – Рубкин поднялся и стал обирать с рук налипшую зелень.
Мостки возвышались высоко над водой, и Майя долго приспосабливалась – мешала узкая юбка. Рубкин искоса наблюдал за ней. Взгляд упал на Майины волосы, рассыпанные по плечам – они дымились на солнце.
«Да а, вряд ли капитан отпустит тебя с батареи!..» – насмешливо подумал Рубкин.
– А «малину» эту придётся заменить!..
Майя хлопала гимнастёркой по воде и не расслышала его слов. Она полуобернулась и спросила: – Что вы сказали?
– Менять «малину» нужно!
– Какую «малину»? – не поняла Майя.
– Погоны. У вас же пехотные!..
– А а… А какие надо?
– Артиллерийские, с красной окантовкой.
– Почему?
– Это уж вам лучше знать, – заметил Рубкин. – Разве капитан не оставляет вас на батарее? Он говорит, что хочет оставить.
– Вы шутите?..
– Вполне серьёзно.
Рубкин говорил наугад, просто хотел узнать у неё намерения капитана. Майя ему нравилась, и если она останется на батарее санитаркой, то он, Рубкин, быстро найдёт с ней общий язык.. Ведь Ануприенко не очень красив – белобровый, скуластый, да и подхода к женщинам у него нет.
– Неужели?! – воскликнула Майя.
– Вы давно его знаете? Земляки?..
– Нет, не земляки. Всего раза два виделись. Как то ещё до войны приезжал он к нам в село…
– Дайте, я помогу вам выжать гимнастёрку.
– Давайте, – охотно – согласилась Майя. – А вы меня вчера здорово напугали.
– Чем?
– Трибуналом.
– К сожалению, вчера я вовсе не пугал вас, а говорил правду. За дезертирство судит только трибунал и судит строго. А ваш поступок – это дезертирство. Вы же ушли из своей части. Нет, нет, теперь то вам нечего бояться, капитан назовёт вас своей женой…
– Женой?!.
– Ну, сестрой, – поправился Рубкин, заметив, как испуганно и радостно заблестели глаза Майи. – Хватит! – добавил он и, отпустив конец гимнастёрки, стал брезгливо отряхивать руки. «Один раз встречалась с капитаном, да, видно, метко!..»
– Спасибо, я пойду, – заторопилась Майя.
– А по уставному?
– Разрешите идти, товарищ лейтенант?
– Ладно, я шучу. Мы будем по семейному, хе хе… Меня зовут Андреем, – Рубкин легонько тронул Майю за плечо. – У нас на батарее вы одна, и наш долг мужчины…
– Разрешите идти, товарищ лейтенант? – Майя полушутливо, но настойчиво отстранила его руку.
– Идите.
Рубкин посмотрел ей вслед: «Норовистая!.. Ничего, обомнешься!..» Когда Майя скрылась за плетнём огорода, он снова взошёл на плотину, постоял немного, любуясь тишиной пруда, и побрёл по тропинке в березняк. Сумрачной прохладой обдало Рубкина, в лицо пахнуло запахом высыхающей листвы. Солнце едва проникало на тропинку, раздроблённое ветвями и ослабленное, а видневшиеся в просвете макушки деревьев были так отчётливо жёлты, что казались позолоченными куполами. И, удивительно, никаких следов войны: ни воронки, ни окопчика, ни сломанной ветки! Словно и впрямь здесь не было войны, как то случилось так, что она обошла стороной этот красивый осенний лес. Но под одной из берёз Рубкин неожиданно увидел белый лоскут. Он подошёл ближе – это был рукав от нижней рубашки, покрытый тёмными кровяными пятнами. «Кто то перевязывал рану…» На стволе он заметил старую засохшую надпись, вырезанную перочинным ножичком. Она была вся изрешечена пулями. Медные, успевшие позеленеть, они, как глазки, проглядывали сквозь кору.
– «Ефим плюс Дуня», – вполголоса прочёл Рубкин. – Ромео и Джульетта, – прибавил он, ухмыльнувшись.
Когда то и он, Рубкин, так же вот вырезал перочинным ножичком на деревьях два имени: своё и соседской девчонки Веры. Он даже по глупости выколол эти два имени на руке: «Андрей и Вера», Но Какая это любовь? Разъехались – и все пропало, и нет любви. Только синяя метка на руке, которой теперь, повзрослев, Рубкин стыдился и прятал под широким ремешком часов. Несколько раз пробовал вырезать наколку ножницами, выжигать спичками, – синие буквы только чуть светлели, но не стирались.
– Ефим плюс Дуня, – повторил Рубкин. – Какие глупости! – сплюнул и пошёл дальше.
Тропинка вывела на дорогу. Возвращаться на батарею не хотелось, но и бродить по лесу тоже надоело. Солнце припекало спину, по телу растекалась приятная усталость. Над жёлтой высохшей травой плыла огромная белая паутина. Рубкин посторонился, пропустил её мимо себя и долго наблюдал, как она, зацепившись за высокий репейниковый куст, вытягивалась по ветру в длинную нитку. «Пойду на батарею, – все же решил Рубкин, – может, капитан уже вернулся из штаба, узнаю новости, а нет – завалюсь спать на сеновал…» Он медленно зашагал по подсохшей и уже разбитой машинами пыльной дороге к селу.
– Андрей, Андрей! Рубкин!
Лейтенант оглянулся. Его догонял Панкратов, шагал размашисто, весело помахивая руками; из под сапог разлеталась пыль. Он ходил в первую батарею проведать своего дружка, с которым учился в одном училище. Видно было, что он чему то очень рад.
– Опять получил!.. – ещё издали прокричал Панкратов, похлопывая ладонью по нагрудному карману гимнастёрки, который был туго набит письмами. Глаза его светились радостью, он улыбался, готовый от счастья обнять и расцеловать Рубкина.
– Что получил? – спросил Рубкин, хотя хорошо знал, что речь пойдёт о письме.
– Письмо!
– Я думал, третью звёздочку… А письма – ты их каждый день получаешь.
– С фотографией!..
– Тоже не ново. Все она же?
– Да, она, Ольга. Понимаешь, Андрей, одиннадцатую фотографию прислала.
– Нехорошее число.
– Почему?
– Кругом по одному: один и один.
– Ну, это ты брось. Взгляни, какой снимок, как смотрит она, ты только посмотри!.. – продолжал восторженно говорить Панкратов. Он был моложе Рубкина на четыре года, ещё ни разу не брил ни усов, ни бороды. Над верхней губой едва едва заметно пробивался чёрный пушок.
Рубкин начал рассматривать фотокарточку. Со снимка глядела обыкновенная деревенская девушка, немного скуластая. Ему было непонятно, что Панкратов находит в ней хорошего? Она не только не красива, даже несимпатична, и одевается, похоже, безвкусно. На голове какой то цветастый платок. «Нет, я бы даже не посмотрел на такую», – подумал Рубкин и почувствовал неприязнь к девушке. Но все же в открытых глазах её Рубкин уловил теплоту и ласку. «Может, глаза красивые?.. Хм, но только глаза?!..» Он посмотрел на смуглое, почти совсем детское лицо Панкратова, потом снова на фотографию – нет, не нравилась ему девушка.
– Ну, что?
Панкратов с нетерпением ждал ответа – что скажет его друг?
– Знаешь что, Леонид, – дружески хлопнув по плечу, начал Рубкин. – Мне не хочется тебя огорчать, но врать я не умею. Не нравится она мне. Может, и красивая у неё душа, может быть, не спорю, а лицо её мне не нравится. Черт его знает, дело вкуса, конечно. Скажу тебе одну истину, не помню только, или где слышал её, или вычитал, словом, суть вот в чем: подруга жизни на людях должна быть красивой, дома – заботливой, в постели – страстной!..
– Твоя философия – ерунда, – возразил Панкратов. – Увидел бы ты Ольгу в жизни, э эх!.. Почитай, что на обороте пишет, почитай, я тебе разрешаю.
Рубкин снова нехотя взял фотографию и, повернув её, стал читать:
– «Милый Лёня! Нас снимали на Доску почёта. Фотограф приезжал прямо в поле. Я попросила сделать карточку и для тебя. Вот она. Помни, милый Лёня, и не забывай, я жду тебя!..» – Рубкин усмехнулся. – Звеньевая, поди?
– Звеньевая.
– Можешь быть спокоен – не изменит, – заключил Рубкин.
Но Панкратов был весел и не заметил, что Рубкин насмехается над ним.
– Она хорошая, она будет ждать, я в этом не сомневаюсь, – проговорил Панкратов, пряча письмо и фотокарточку в карман.
– Да тут и сомневаться то нечего…


Все страницы книги: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Теги: Ананьев Анатолий Малый заслон-9 читать

Новые статьи:

Жирная кожа уплотненная

Алоэ, столетник

Организация работы с детьми и подростками с социальной фобией

Интересно

Подростки